Орфографическая ошибка в тексте

Послать сообщение об ошибке автору?
Ваш браузер останется на той же странице.

Комментарий для автора (необязательно):

Спасибо! Ваше сообщение будет направленно администратору сайта, для его дальнейшей проверки и при необходимости, внесения изменений в материалы сайта.

Вопросы и ответы

30 ноября 2020 г. г. | Пользователь
Можно ли закупить обследование сотрудников на коронавирус у едпоставщика по пункту 9 части 1 статьи 93 Закона № 44-ФЗ?

Да, можно. Заказчик может провести срочную закупку у едпоставщика по пункту 9 части 1 статьи 93 Закона № 44-ФЗ в целях предупреждения и ликвидации чрезвычайной ситуации, в том числе при введении режима повышенной готовности.

В связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции в субъектах РФ введен режим повышенной готовности. В ряде регионов данная ситуация признана обстоятельством непреодолимой силы. До настоящего времени режим повышенной готовности не прекращен.

Заказчики вправе проводить в период пандемии закупки у едпоставщика по пункту 9, направленные на профилактику, предупреждение и ликвидацию последствий распространения COVID-19, поскольку пандемия является обстоятельством непреодолимой силы (письма ФАС от 18.03.2020 № ИА/21684/20от 19.03.2020 № 24-06-06/21324).

Для проведения закупок по пункту 9 заказчик должен обосновать наличие причинно-следственной связи между действиями по профилактике и предметом закупки (письмо ФАС от 18.03.2020 № ИА/21684/20письмо Минфина, МЧС, ФАС от 03.04.2020 № 24-06-05/26578, 219-АГ-70, МЕ/28039/20).

Минфин в письме от 26.03.2020 № 24-06-08/24077 дополнил, что закупки у едпоставщика вправе осуществлять заказчики, на которых действие Указа Президента от 25.03.2020 № 206 не распространяется. Заказчики могут проводить любые срочные закупки, если применение способов определения поставщика, требующих затрат времени, нецелесообразно.

Материал из Справочной системы «Госзаказ»

16 ноября 2020 г. г. | Пользователь
Когда ответить на запрос разъяснений от участника закупки, если последний день выпадает на выходной?

Разъясните положения документации в ближайший рабочий день. Разместите в ЕИС ответ на запрос в первый рабочий день после выходного нерабочего дня.

В ходе электронного аукциона участник может запросить разъяснения положений документации. Заказчик обязан ответить на запрос в течение двух дней (ч. 4 ст. 65 Закона № 44-ФЗ).

Если последний день срока приходится на нерабочий день, то день окончания срока – ближайший следующий за ним рабочий (ст. 191ст. 193 ГК).

Поэтому, когда конечная дата выпала на выходной, перенесите ее на первый рабочий день.

Такой вывод следует из письма Минэкономразвития от 31.12.2014 № Д28и-2882.

Материал из Справочной системы «Госзаказ».

11 ноября 2020 г. г. | Пользователь
Можно ли изменить указанный в контракте источник финансирования при оплате контракта?

Учреждение по результатам электронного аукциона заключило контракт на приобретение бумаги для печати (Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ). Источник финансирования - средства обязательного медицинского страхования. Оплата и поставка произведены частично. Возможно ли по данному контракту изменить источник финансирования и оставшуюся оплату осуществить за счет средств от приносящей доход деятельности?

Ответ:

Оплата за счет источника финансирования, не указанного в контракте, не противоречит законодательству и не требует внесения изменений в контракт. Полагаем также, что стороны могут заключить и дополнительное соглашение к контракту об изменении источника финансирования. Однако исключить риск наступления неблагоприятных последствий в результате заключения такого соглашения мы не можем.

Обоснование позиции:

Согласно ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ) контракт заключается на условиях, предусмотренных извещением об осуществлении закупки или приглашением принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) (далее - контрагент), документацией о закупке, заявкой, окончательным предложением участника закупки, с которым заключается контракт, за исключением случаев, когда в соответствии с Законом 44-ФЗ указанные документы не предусмотрены. Частью 2 ст. 34 Закона N 44-ФЗ установлен запрет на изменение условий контракта, за исключением случаев, предусмотренных самой ст. 34 и ст. 95 Закона N 44-ФЗ (письмо Минэкономразвития России от 08.07.2015 N Д28И-2064).

В п. 2 ст. 42 Закона N 44-ФЗ указано, что, если иное не предусмотрено Законом N 44-ФЗ, в извещении об осуществлении закупки должно содержаться, помимо прочего, краткое изложение условий контракта с отражением в том числе источника финансирования. Указание на источник финансирования является обязательным (смотрите, в частности, ответ на вопрос 2 в письме Минэкономразвития России от 29.12.2014 N Д28И-2845). Информация об источнике финансирования включается и в реестр контрактов (п. 2 ч. 2 ст. 103 Закона N 44-ФЗ).

При формальном подходе вышеизложенное может явиться основанием для вывода о том, что сведения об источнике финансирования являются условием контракта наряду, например, с количеством товара и сроком поставки и не подлежат изменению иначе, чем в случаях, предусмотренных Законом N 44-ФЗ. Подобная позиция встречается и в правоприменительной практике (постановления УФАС по Брянской области от 06.07.2015 N 679, N 678, от 27.08.2015 N 1048, постановление Третьего ААС от 24.08.2015 N 03АП-3524/15), в разъяснениях органов власти (письмо Минэкономразвития РФ от 02.10.2015 N Д28и-2965)*(1) и специалистов*(2).

Вместе с тем, по нашему мнению, рассматривая вопрос о возможности внесения в контракт указанных в вопросе изменений, необходимо учитывать нормы Гражданского кодекса РФ, на которых основан Закон N 44-ФЗ (ч. 1 ст. 2 этого Закона). Системный анализ ст.ст. 307, 432, 525, 763 ГК РФ позволяет сделать вывод, что к собственно условиям контракта, в соответствии с которыми у сторон возникают их права и обязанности, относятся наименование, характеристики и количество поставляемых товаров (объем выполняемых работ, оказываемых услуг), место, срок доставки (поставки) товаров (выполнения работ, оказания услуг), сведения о цене контракта и включенных (не включенных) в нее расходах, сроки и условия оплаты поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг). По нашему мнению, именно эти условия в силу ст.ст. 34, 95 Закона N 44-ФЗ не могут быть изменены соглашением сторон или в одностороннем порядке.

Указание же на источник финансирования фактически не является условием контракта, поскольку никак не влияет на права и обязанности сторон по контракту и фактически оно не зависит от воли сторон (не подлежит согласованию). По существу такое указание является просто информационным сообщением (смотрите, например, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2015 N 14АП-709/15).

Поэтому, на наш взгляд, заключение дополнительного соглашения, корректирующего содержащуюся в контракте информацию об источнике финансирования, не будет противоречить положениям Закона N 44-ФЗ. Этот подход также находит поддержку в правоприменительной практике и разъяснениях государственных органов. Так, в решении УФАС по Тамбовской области от 07.05.2015 N ВП-22/15 указано, что заключение дополнительных соглашений к контракту об изменении источника финансирования носит технический характер и не связано с изменением существенных условий контракта. УФАС по Республике Саха (Якутия) в решении от 06.10.2016 N 06-825/16т указало, что в ч. 1 ст. 34 Закона N 44-ФЗ предусмотрены условия заключения контракта, а не его содержание. В этом и других решениях контролирующих органов можно встретить утверждение, что неустановление заказчиком в проекте контракта условия об источнике финансирования не является нарушением требований законодательства о контрактной системе, поскольку таких требований Законом N 44-ФЗ вовсе не установлено (смотрите также решение УФАС по Республике Саха (Якутия) от 24.08.2016 N 06-711/16т, а также решения УФАС по Республике Коми от 23.11.2016 N 04-02/11225, УФАС по Архангельской области от 17.11.2016 N 04-05/5321). В постановлении Двенадцатого ААС от 0.07.2017 N 12АП-6403/17 суд отметил, что условия об источнике финансирования не упомянуты в ч. 13 ст. 34 Закона в качестве существенных условий контракта. А Минфин России в письме от 26 февраля 2020 г. N 24-03-08/13531 разъяснил, что если информация об источнике финансирования не влияет на обоюдные обязательства сторон, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, то такие условия не являются существенными и могут быть изменены по соглашению сторон. Специальных требований к порядку и форме заключения подобного соглашения Законом N 44-ФЗ не предусмотрено, оно может быть заключено в письменной форме в соответствии с общими правилами, предусмотренными ГК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, учитывая, что информация об источнике финансирования хотя и должна указываться в контракте, но по существу не является условием контракта, заключение дополнительного соглашения, корректирующего эту информацию, не противоречит Закону N 44-ФЗ*(3). То обстоятельство, что в результате такой корректировки оплата контракта финансируется за счет смешанных источников, на наш взгляд, значения не имеет*(4).

Вместе с тем, учитывая наличие противоположной практики (постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Мордовия от 26 марта 2019 г. N 013/04/7.32-145/2019), мы не можем полностью исключить риск наступления неблагоприятных последствий в связи с заключением такого соглашения*(5).

В заключение напомним, что в соответствии с одним из принципов контрактной системы - принципом открытости и прозрачности - информация, предусмотренная Законом N 44-ФЗ и размещенная в ЕИС, должна быть полной и достоверной. Поскольку, как уже отмечено, информация об источнике финансирования включается в реестр контрактов, как нам представляется, независимо от того, сопровождается ли фактическое изменение источника финансирования внесением соответствующих изменений в контракт, информация об изменении источника финансирования формально должна быть направлена заказчиком в Федеральное казначейство для внесения в реестр контрактов.

Гарант

27 октября 2020 г. г. | Пользователь
Должен ли заказчик в малой закупке у СМП установить срок оплаты 15 рабочих дней?

Нет, не должен. Сокращенные сроки оплаты работают, только когда закупку проводят исключительно для СМП. Такой вывод следует из части 8 статьи 30 Закона № 44-ФЗ, пункта 11 Президиума Верховного суда от 28.06.2017.

В контрактах с едпоставщиком, даже со статусом СМП, заказчик может указать любой срок оплаты, но в пределах 30 дней с даты подписания документа о приемке контракта или его этапа (ч. 13.1 ст. 34 Закона № 44-ФЗ).

Материал из Справочной системы «Госзаказ»

19 октября 2020 г. г. | Пользователь
Можно ли взыскать пени, если исполнитель поздно направил расчетные документы?

Нет, нельзя. Нарушение срока направления заказчику расчетных документов не является просрочкой исполнения основного обязательства по контракту. Поэтому привлечь контрагента к ответственности в виде пеней нельзя.

Положения контракта о процедуре направления документов применяются в целях расчетов, а не для определения срока выполнения работ. В связи с этим заказчик не может начислить подрядчику пени за нарушение срока выполнения работ.

Такой вывод следует из определения Верховного суда от 13.08.2020 № 305-ЭС20-10760 по делу А40-257525/2019.

Материал из Справочной системы «Госзаказ».

 

17 сентября 2020 г. г. | Пользователь
Нужно ли требовать во второй части заявки документы, подтверждающие опыт работы участника?

Нет, заказчику не нужно устанавливать требование о предоставлении в составе вторых частей заявок документов, подтверждающих соответствие участника дополнительным требованиям. Вывод следует из частей 56 статьи 66 Закона № 44-ФЗ.

Однако заказчику необходимо в извещении и документации о закупке отразить информацию об установлении дополнительного требования к участникам закупки по постановлению № 99 (ч. 5 ст. 31п. 6 ч. 5 ст. 63ч. 3 ст. 64 Закона № 44-ФЗ).

На основании данного требования оператор ЭТП не допустит участников закупки, которые не имеют документов, подтверждающих соответствие дополнительному требованию. При этом сами документы предоставляются участником закупки оператору ЭТП, а не в составе вторых частей заявок (ч. 12 ст. 24.2ч. 8.2 ст. 66 Закона № 44-ФЗ).

Материал из Справочной системы «Госзаказ»

07 сентября 2020 г. г. | Пользователь
Вправе ли заказчик потребовать от исполнителя выплатить неустойку за просрочку, если контракт расторгнут по соглашению сторон?

Нет, не вправе, при наличии следующих условий:

• желание расторгнуть контракт взаимно;

• на момент заключения допсоглашения претензий к исполнителю не было;

• расторжение контракта не вызвано ненадлежащим исполнением обязательств;

• сроки исполнения обязательств утверждены в устной форме, из-за чего установить просрочку нельзя.

Такая позиция изложена в определении Верховного суда от 21.08.2020 № 309-ЭС20-10802.

Источник: https://gz.action360.ru/

31 августа 2020 г. г. | Пользователь
Вправе ли заказчик в период пандемии коронавируса выставлять пени поставщикам?

По результатам электронного аукциона заключен контракт. Поставщик просрочил поставку товара на 34 дня. Уведомление о наступлении форс-мажорных обстоятельств заказчику поставщиком представлено не было. Заказчик направил требование об уплате неустойки (пени).

Вправе ли заказчик в период пандемии коронавируса выставлять пени поставщикам?

Ответ: В приведенной ситуации заказчик обязан направить поставщику требование об уплате неустойки.

Обоснование вывода:

Согласно ст. 309 ГК РФ, на нормах которого в том числе основан Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ), обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с ч. 6 ст. 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет контрагенту требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Из приведенной нормы следует, что направление требования является обязанностью, а не правом заказчика.

В силу ч. 9 ст. 34 Закона N 44-ФЗ сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны. Как указано в совместном письме Минфина России, МЧС России и Федеральной антимонопольной службы от 03.04.2020 NN 24-06-05/26578, 219-АГ-70, МЕ/28039/20, в случае если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV, в том числе в связи с мерами, принятыми в Российской Федерации и (или) в иностранных государствах в целях предотвращения такого распространения, поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе ссылаться на такие обстоятельства как на основание, освобождающее его от уплаты неустойки (штрафа, пени) по направленному заказчиком в соответствии с ч. 6 ст. 34 Закона N 44-ФЗ требованию об уплате таких неустоек.

Таким образом, в приведенной ситуации независимо от того, связана ли просрочка поставки товара с распространением новой коронавирусной инфекции или нет, заказчик обязан направить поставщику требование об уплате неустойки. При этом поставщик, получивший указанное требование, при наличии обстоятельств непреодолимой силы, вправе требовать освобождения от уплаты неустойки.

В соответствии с ч. 42.1 ст. 112 Закона N 44-ФЗ начисленные поставщику, но не списанные заказчиком суммы неустоек (штрафов, пеней) в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением в 2015, 2016 и 2020 годах обязательств, предусмотренных контрактом, подлежат списанию в случаях и порядке, которые установлены Правительством РФ. Соответствующие Правила утверждены постановлением Правительства РФ от 04.07.2018 N 783 (далее - Правила). В приведенной ситуации в случае начисления заказчиком поставщику сумм неустойки, при соблюдении условий и порядка, установленного Правилами, заказчик вправе списать начисленные пени*(1).

Источник информации: Гарант

25 августа 2020 г. г. | Пользователь
Можно ли заключить контракт на основании п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ в случае, если количество товаров невозможно определить?

Письмо Минфина России от 14 июля 2020 г. N 24-03-08/60989

В частности, в подготовленном специалистами Минфина России письме отмечается, что согласно ч. 15 ст. 34 Закона N 44-ФЗ при заключении контракта в случаях, предусмотренных п.п. 1, 4, 5, 8, 15, 20, 21, 23, 26, 28, 29, 40, 41, 44, 45, 46, 51-53 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ, требования ч.ч. 4-9, 11-13 ст. 34 Закона N 44-ФЗ могут не применяться. В этих случаях контракт может быть заключен в любой форме, предусмотренной ГК РФ для совершения сделок.

Вместе с тем положения ч. 2 ст. 34 Закона N 44-ФЗ об обязательных условиях контракта о цене распространяются на закупку у единственного контрагента, в том числе в случае, предусмотренном п. 4 ч.1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ.

Таким образом, заказчик вправе заключить контракт с единственным контрагентом, в том числе по цене за единицу товара, работы, услуги в случае, предусмотренном ч. 24 ст. 22 Закона N 44-ФЗ. При этом контракт должен содержать в соответствии с ч. 1 ст. 34 Закона N 44-ФЗ порядок определения количества поставляемого товара, объема выполняемой работы, оказываемой услуги на основании заявок заказчика.

Источник информации: Гарант

03 августа 2020 г. г. | Пользователь
Является ли распространение коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы? Как поступить заказчику по вопросу расторжения контракта?

Бюджетным учреждением по результатам электронного аукциона, проведенного в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", заключен государственный контракт на поставку перчаток медицинских. Срок действия контракта - до 31.12.2020. На сегодняшний день поставщик свои обязанности не исполняет, ссылаясь на то, что на территории РФ начала распространяться коронавирусная инфекция. Поставщик рассматривает пандемию коронавируса как обстоятельство непреодолимой силы и обратился к заказчику с просьбой о расторжении контракта.

Является ли распространение коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы? Как поступить заказчику по вопросу расторжения контракта?

Ответ:

Распространение новой коронавирусной инфекции может быть признано обстоятельством непреодолимой силы с учетом конкретных обстоятельств. Сами по себе приведенные в вопросе обстоятельства не являются основанием для расторжения контракта и освобождения поставщика от ответственности за неисполнение обязательства по поставке.

Контракт может быть расторгнут по соглашению сторон либо по инициативе заказчика (в судебном порядке или, если это предусмотрено контрактом, путем отказа от исполнения) в связи с нарушением поставщиком сроков поставки. Поставщик не лишен права обратиться в суд с требованием о расторжении контракта в связи с существенным изменением обстоятельств.

Обоснование вывода:

По общему правилу, предусмотренному ст.ст. 309, 310 ГК РФ, на нормах которого основывается Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ), обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Согласно ч. 9 ст. 34 Закона N 44-ФЗ сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны.

Как показывает судебная практика, требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Поэтому не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей, рост рыночных цен на товары (смотрите п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7, постановление АС Московского округа от 05.12.2019 N Ф05-20877/19 по делу N А40-5006/2019, постановление АС Центрального округа от 19.06.2017 N Ф10-2642/17 по делу N А23-7070/2016, постановление Восьмого ААС от 15.10.2015 N 08АП-8773/15, постановление Седьмого ААС от 27.07.2015 N 07АП-5547/15). Действие непреодолимой силы должно быть связано с конкретными гражданско-правовыми обязательствами сторон и быть непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения (п. 5 Обзора практики Верховного Суда Чувашской Республики и Арбитражного суда Чувашской Республики от 16.08.2019, постановление АС Уральского округа от 26.06.2018 N А76-7758/2017). Бремя доказывания наличия обстоятельств непреодолимой силы лежит на должнике (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

Следовательно, пандемия коронавирусной инфекции принципиально может рассматриваться как обстоятельство непреодолимой силы. Однако возможность такой квалификации определяется конкретными обстоятельствами, такими как, например, сфера деятельности должника, условия осуществления этой деятельности (в том числе регион, в котором осуществляется деятельность), срок исполнения обязательства, характер неисполненного обязательства, разумность и добросовестность действий должника и т.п. Обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами власти меры по ограничению ее распространения (установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или ЧС, запрет на передвижение транспортных средств, приостановление деятельности предприятий и учреждений и т.п.), могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие указанным критериям и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства (смотрите Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (Вопрос 7).

Таким образом, обстоятельства непреодолимой силы, в том числе распространение коронавирусной инфекции, - это обстоятельства, освобождающие от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств (смотрите также письмо Минфина России, МЧС России и Федеральной антимонопольной службы от 03.04.2020 NN 24-06-05/26578, 219-АГ-70, МЕ/28039/20). Обстоятельства непреодолимой силы не указаны в Законе N 44-ФЗ или ГК РФ в качестве основания для одностороннего изменения условий контракта либо для отказа поставщика от исполнения контракта. Такие обстоятельства не прекращают обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали (смотрите п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7).

Особенности расторжения контракта установлены ст. 95 Закона N 44-ФЗ. В соответствии с ч. 8 указанной статьи расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством. Следовательно, в приведенной ситуации стороны вправе заключить дополнительное соглашение и расторгнуть контракт без обоснования причин (смотрите в связи с этим также материал: Энциклопедия решений. Возможность исполнения контракта по Закону N 44-ФЗ, предусматривающего твердую цену, не в полном объеме).

В то же время в соответствии с ч. 9 ст. 95 Закона N 44-ФЗ заказчик может отказаться от исполнения контракта, если соответствующее основание для отказа предусмотрено гражданским законодательством в отношении конкретного вида договора и если возможность отказа предусмотрена самим контрактом. Так, в п. 1 и 2 ст. 523 ГК РФ предусмотрено, что односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (абзац 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ). В п.п. 2 и 3 ст. 523 ГК РФ приведен перечень случаев, когда нарушение договора поставки предполагается существенным. В частности, к указанным случаям относятся случаи неоднократного нарушения сроков поставки товаров.

Как видим, нарушение поставщиком сроков поставки товаров дает заказчику право на отказ от исполнения контракта, предметом которого является поставка, если право заказчика на односторонний отказ от исполнения контракта предусмотрено его условиями*(1). Такое право может быть реализовано заказчиком в порядке, предусмотренном ч.ч. 9-16 ст. 95 Закона N 44-ФЗ. В силу ч.ч. 6, 7, 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик обязан направить требование об уплате неустойки. В то же время при возникновении спора по вопросу об освобождении поставщика от ответственности за непоставку товара окончательное решение в части признания распространения коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы может принять только суд с учетом конкретных обстоятельств.

Добавим, что ст. 451 ГК РФ допускает изменение или расторжение договора по соглашению сторон или, в случае недостижения такого соглашения, по решению суда в случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении такого договора. Как указано в п. 1 этой статьи, изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. По решению суда контракт в этом случае может быть расторгнут при наличии совокупности условий, перечисленных в п.п. 1-4 п. 2 ст. 451 ГК РФ. В частности, если принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417 ГК РФ (смотрите также Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (Вопрос 8). Соответственно, в рассматриваемом случае поставщик не лишен права обратиться в суд с требованием о расторжении контракта в связи с существенным изменением обстоятельств. Однако оценить перспективу рассмотрения такого требования судом не представляется возможным.

Источник информации: Гарант

Имя и Фамилия*:
E-mail*:
Комментарий*:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код указанный на рисунке

Все поля обязательны для заполнения

Юридический и фактический адрес: Российская Федерация, 428017, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Пирогова, д. 20.
тел./факс: 8 (8352) 23-41-07, 23-41-21